Статьи по Брахитерапии

Здоровье нации в перспективе

02.11.2010


В России ядерная медицина находится на начальной стадии становления, если говорить о мировых достижениях, то они не получили широкого применения. Более 70% пациентов развитых стран подвергаются лучевой терапии, в России – от 7 до 23%. Подавляющее большинство наших сограждан обращаются к онкологу, когда требуется оперативное вмешательство, на третьей и четвертой стадии развития болезни. На этом этапе радиотерапия не является основным методом, и в лечении при помощи изотопов смысла нет. В Европе дело обстоит иначе, там регулярно проводится профилактическое обследование населения, что дает возможность обнаружить ранние стадии заболевания. Но проблема не только в этом. Полный комплекс качественной современной аппаратуры иностранного производства у нас есть лишь в нескольких медцентрах Москвы и Санкт-Петербурга.

«Технически мы в значительной мере отстали от Запада, — вздыхает профессор Сергей Канаев, руководитель отделения радиационной онкологии и ядерной медицины ФГУ «Российский научный центр радиологии и хирургической техники». — Падает пропускная способность установок. В большинстве обычных онкологических диспансеров стоят устаревшие терапевтические аппараты».

Довольно таки длительное время, в атомной энергетике, рынок ядерной медицины воспринимался как второстепенный. Но все меняется.

«За последние три года мы убедили руководство «Росатома» инвестировать в медицину, — говорит Александр Кузнецов, гендиректор «Центра Атоммед». — Этот рынок сопоставим по емкости с рынком самих атомных технологий. Сравните: емкость мирового атомного рынка — $50–60 млрд., а радиомедицина — уже $25 млрд. при положительной динамике 15–20% в год. В России этот сегмент растет всего на 5–7%, но это вопрос времени».

В России только формируется целевая Программа по развитию медицинской промышленности, в том числе и ядерной медицины. Идет создание первого федерального центра ядерной медицины в Димитровграде, на очереди — Обнинск и Томск. Началось воссоздание всего производственного медицинского комплекса в сотрудничестве с Федеральным медико-биологическим агентством России и ведущими иностранными производителями. Инвестиции в это направление в прошлом году составили - 118 млн. рублей, в нынешнем — более 700 млн.

«Эта цифра, не сомневаюсь, будет расти, потому что направление перспективное и в нем у «Росатома» есть уникальные компетенции — не только в российском, но и в мировом масштабе», — подтверждает Денис Ковалевич, директор департамента стратегического управления «Росатома».

«Горящее предложение»

Самый ходовой «товар» для ядерной медицины, это - молибден-99, потому что он генерирует короткоживущий технеций-99m. А технеций-99m — это основная «рабочая лошадка», с помощью которой в мире проводят до 30 млн. процедур в год, или 80% от общего объема всех диагностических процедур, использующих радионуклиды. Рынок устойчиво растет на 5–7% ежегодно. Традиционно престижный рынок молибдена-технеция поделен между Канадой, европейскими странами и ЮАР, но у Канады, удовлетворявшей до 40% мировой потребности в М о-99, возникли проблемы с основным реактором-наработчиком (NRU), и ниша, можно сказать, неожиданно освободилась. В «Росатоме» появились предложения занять эту нишу в течение максимум двух лет. Данное предложение одобрено и поддержано Комиссией по модернизации и технологическому развитию экономики при президенте России. Ответственный исполнитель за проект - ОАО «Всерегиональное объединение «Изотоп». В проекте предусмотрено создание производства на площадке ОАО «ГНЦ НИИАР» (Государственный научный центр «НИИ атомных реакторов», Димитровград).

«Мы задействуем в производстве молибдена два реактора в качестве основных наработчиков, при необходимости можно будет подключить и третий, что позволит создать практически непрерывное производство, — заверяет Ростислав Кузнецов, руководитель проекта в ОАО «ГНЦ НИИАР». — Стартуем в I квартале следующего года, планируем довести объем производства до 1 тыс. Ки в неделю. В 2012 году мы доведем объем до 2,5 тыс. Ки, то есть до 20% мирового рынка. Это закладывается в технологию».

В декабре 2009 года в рамках проекта был заключен контракт с ведущим производителем специализированного радиохимического оборудования, немецкой компанией ITD, на изготовление и поставку оборудования. На площадке НИИАР полностью подготовлена горячая камера для монтажа оборудования, изготовлен станок для очехловывания мишеней, обоснована реакторная технология наработки молибдена-99, разработана конструкция и технология изготовления мишени из сплава урана и алюминия. Занявшись «горящим предложением», НИИАР не забросит другие проекты. Безусловно, продолжится выполнение программ, связанных с материаловедческими исследованиями, с разработками и испытаниями новых видов топлива и др. Сохранится и производство актуальных медицинских изотопов: йода-131, йода-125, вольфрама-188, стронция-89.

«В Европе сейчас активно внедряют в медицинскую практику вольфрам-188 (генератор рения-188) и лютеций-177, которые мы производим и поставляем нашим заказчикам, — говорит Ростислав Кузнецов. — Учитывая особенности и возможности реакторной и радиохимической базы НИИАР, нам крайне интересны альфа-эмиттеры — продукты распада тория-228 и тория-229. Технология их крупномасштабного производства пока нигде не освоена, но когда это произойдет, можно будет приступить к созданию и внедрению в клиническую практику методов воздействия непосредственно на злокачественные опухолевые клетки, практически не затрагивающего здоровые».

Серийное производство

НИИЭФА разработал гамма-томограф «Эфатом», который может применяться в диагностике широкого спектра заболеваний. Сейчас его единственный экземпляр стоит в Московской клинической больнице № 83, но уже на самом высоком уровне решается вопрос серийного производства. «Эфатом» уже включили в Реестр медицинской техники» Минздравсоцразвития РФ и назвали важнейшим направлением деятельности «Росатома».